Расстройства личности а. б. смулевич

У нас вы можете скачать книгу расстройства личности а. б. смулевич в fb2, txt, PDF, EPUB, doc, rtf, jar, djvu, lrf!

Дистимия чаще всего начинается в молодом возрасте, хотя начало может быть в среднем и инволюционном возрасте. Иногда больной дистимией получает правильный диагноз лишь через много лет после начала заболевания.

Если дистимия начинается уже в детстве, больной считает, что депрессивные симптомы являются чертой его характера, и он не говорит об этих симптомах врачам, а также близким людям и друзьям. Руководство по диагностике и статистике психических расстройств DSM-5 указывает на следующие критерии, необходимые для установления диагноза дистимии [4]:. Диагноз дистимии F Типичными симптомами дистимии являются: Раннее возникновение дистимии до 21 года приводит к более частым рецидивам и большему количеству сопутствующих симптомов [6].

Постепенное перекрывание патохарактерологических и аффективных расстройств происходит уже на ранних этапах динамики. При этом чаще всего формируется картина:. После трёх лет к дистимии могут присоединиться более выраженные депрессии. Возможны сочетания дистимии со следующими расстройствами:.

Те, кто страдает дистимией, подвержен повышенному риску возникновения большого депрессивного расстройства [11]. При соматизированной дистимии характерны жалобы на общее плохое самочувствие, сердцебиения, одышку , запоры , слезливость, плохой сон с частыми пробуждениями.

Сниженное настроение обычно слабо выражено с преобладанием тревоги. Нередко телесные ощущения перекрываются расстройствами настроения с формированием общих симптомов. На первых этапах интенсивность сниженного настроения, а также тревожное опасение за своё здоровье колеблются в связи с меняющимися условиями жизни.

В дальнейшем внешние события всё меньше сказываются на динамике клинических проявлений. Всякое радостное событие сейчас же отравляется для них мыслью о непрочности радости, от будущего они не ждут ничего, кроме несчастья и трудностей, прошлое же доставляет только угрызения совести по поводу действительных или мнимых ошибок, сделанных ими.

Они чрезвычайно чувствительны ко всяким неприятностям, иной раз очень остро реагируют на них, а кроме того, какое-то неопределённое чувство тяжести на сердце, сопровождаемое тревожным ожиданием несчастья, преследует постоянно многих из них. Какая бы то ни было работа, деятельность по большей части им неприятна, и они скоро от неё утомляются. К тому же большинство из них обычно неспособно к продолжительному волевому напряжению и легко впадает в отчаяние.

Всё это делает их крайне нерешительными и неспособными ни к какой действенной инициативе. Часто высказывается мнение, что именно расширительные диагностические критерии вялотекущей шизофрении, продвигаемые Снежневским и другими представителями московской школы, обусловили использование этого диагноза в репрессивных целях [21] [23] [80] [18] [27] [81]. Западными, а также современными российскими психиатрами и правозащитниками отмечается, что диагностические критерии заболевания, включавшие в себя стёртые, невыраженные симптомы, позволяли диагностировать его каждому, чьё поведение и мышление выходило за рамки социальных норм [18] [26] [82].

Российский психиатр Николай Пуховский называет концепцию мягкой вяло, медленно и незаметно текущей шизофрении мифологизированной и указывает на то, что увлечение ею российских психиатров совпало с правовым дефицитом, который позволил государству использовать этот диагноз в целях политических репрессий [21]. Известный украинский психиатр, правозащитник, исполнительный секретарь Ассоциации психиатров Украины Семён Глузман отмечает, что в е годы многообразие советских психиатрических школ и направлений сменилось диктатом школы академика Снежневского, постепенно ставшим абсолютным: Украинский судебный психиатр, кандидат медицинских наук Ада Коротенко указывает, что школу А.

Снежневского и его сотрудников, разработавших в е годы диагностическую систему, в том числе концепцию вялотекущей шизофрении, поддерживали Ф. Расплывчатые диагностические критерии, по словам А. Коротенко, позволяли укладывать в рамки болезни индивидуальные личностные проявления и признавать душевнобольными здоровых людей [80].

Петербургский врач-психиатр доктор медицинских наук профессор Юрий Нуллер отмечает, что концепция школы Снежневского позволяет, например, рассматривать шизоидную психопатию или шизоидность как ранние, медленно развивающиеся этапы неизбежного прогредиентного процесса, а не как особенности личности индивидуума , которые вовсе не обязательно должны развиваться по пути шизофренического процесса.

Отсюда, по словам Ю. Нуллера, проистекает крайнее расширение диагностики вялотекущей шизофрении и тот вред, который оно принесло. Нуллер добавляет, что в рамках концепции вялотекущей шизофрении любое отклонение от нормы по оценке врача можно рассматривать как шизофрению, со всеми вытекающими для обследуемого последствиями, что создаёт широкую возможность для вольных и невольных злоупотреблений психиатрией.

Снежневский, ни его последователи, по мнению Нуллера, не нашли в себе гражданского и научного мужества пересмотреть свою концепцию, явно зашедшую в тупик [27] [81]. Короленко и доктор психологических наук Н. Дмитриева отмечают, что клиническое описание вялотекущей шизофрении по Смулевичу чрезвычайно элюзивно и включает в себя практически все возможные изменения в психическом состоянии, а также частично состояния, которые возникают у человека без психической патологии: Президент Независимой психиатрической ассоциации Ю.

Савенко писал, что к беспрецедентным масштабам гипердиагностики шизофрении приводило полное искажение феноменологического подхода в условиях тотальной идеологизации и политизации. Он отмечал, что Снежневским и его последователями любая процессуальность, то есть прогрессирование заболевания, рассматривалась как специфическая закономерность шизофрении, а не общепсихопатологическая, общемедицинская характеристика; отсюда стремление диагностировать шизофрению при любой синдромальной картине и любом типе течения, хотя в действительности дифференциальная диагностика стёртых, амбулаторных форм шизофрении с другими эндогенными расстройствами требует тщательной индивидуализации.

В конечном счёте отсюда следовало неизбежное причисление к шизофрении многих неврозоподобных и паранойяльных состояний, нередко даже при отсутствии процессуальности [86]. По мнению Райха, во многих и, возможно, в большинстве случаев, когда выставлялся такой диагноз, не только КГБ и иные ответственные лица, но и сами психиатры действительно полагали, что диссиденты больны.

Высказывались разные точки зрения по поводу вопроса, была ли концепция вялотекущей шизофрении создана специально для борьбы с инакомыслием [17] [18] [22] [87]. Уолтер Райх отмечал, что концепции Снежневского формировались под влиянием ряда его учителей и обрели окончательный вид задолго до того, как помещение диссидентов в психиатрические больницы приобрело сколько-нибудь заметные масштабы; таким образом, эти взгляды возникли вне связи с их предполагаемой полезностью для постановки диагнозов инакомыслящим.

Тем не менее именно ошибки, содержащиеся в этих теориях, позволили с лёгкостью применять их в отношении диссидентов. Наличие этих концепций, по мнению Райха, явилось лишь одной из причин, благодаря которым диссидентам в СССР выставляли диагнозы психических заболеваний, однако причиной весьма важной [18].

Гаррабе разделяет мнение Буковского по этому поводу и приходит к заключению, что репрессивный аппарат проник в теоретически слабое место, а не московская школа психиатрии умышленно совершила научный подлог, чтобы сделать возможным использование психиатрии для репрессий против инакомыслящих.

По утверждению Гаррабе, ответственность за злоупотребления психиатрией не следует возлагать на одного лишь Снежневского; возможно, некоторые из его учеников разделяли взгляды Снежневского по поводу вялотекущей шизофрении вполне искренне, другие же эксперты, не одобряя этих взглядов, могли остерегаться критиковать их публично.

Снежневского, упоминается о расширительной диагностике шизофрении втрое от международной , использованной для немедицинских целей. Но в той же статье приводится мнение многие годы работавшего под руководством А. Полищука, который писал, что основа для злоупотребления психиатрией была создана тоталитарным режимом, а не концепцией вялотекущей шизофрении, послужившей лишь удобным поводом для них. По мнению редакции, расширительная диагностика шизофрении в различные эпохи могла приобретать разное значение: Ганнушкина , спасали от расстрела, в —е годы излишне широкие диагностические рамки, напротив, служили дискредитации и подавлению правозащитного движения [87].

С другой стороны, как утверждает Р. Сходное мнение высказывал известный правозащитник Леонард Терновский [89]: Лунцем специально для нужд карательной психиатрии. Реддауэй и психиатр С. Блох считают Снежневского одной из ключевых фигур, возглавлявших использование психиатрии в целях подавления свободомыслия в Советском Союзе [90] , отмечая, что Снежневский ввёл новое толкование болезни, которое создало возможность рассматривать идеологическое инакомыслие как симптом тяжёлого психического расстройства [63].

Материал из Википедии — свободной энциклопедии. Нейтральность этого раздела поставлена под сомнение. На странице обсуждения должны быть подробности. Журнал неврологии и психиатрии им. F21 Schizotypal Disorder Архивировано 27 апреля года. Эбштейн Полиморфизм гена рецептора дофамина DRD4 и его связь с расстройствами шизофренического спектра и психологическими особенностями больных.

Архивировано 11 февраля года. Government Printing Office, Schizophrenia Bulletin 36 1: Издательство НГПУ, г. Психиатрия как средство репрессий в постсоветских странах. Генеральное управление по внешней политике, Современные тенденции в терапии тревожных расстройств: Br J Psychiatry RIA Novosti 8 October Проверено 13 января Статья в журнале неврологии и психиатрии им. Schizophr Bull 15 4: Schizophrenia Bulletin 24 No.

Динамическая психиатрия и клиническая психотерапия. Изд-во Высшей школы психологии, Schizophr Bull 3 2: АСТ , Харвест , Проверено 14 мая Архивировано 14 февраля года.

Дело о демонстрации 25 августа года на Красной площади. World Psychiatry 1 2: Издательство Международного общества прав человека, Аутопсихическая и аллопсихическая ориентировки отсутствуют. Кома — представляет собой полное угнетение психической деятельности с отсутствием реакций на любые раздражители.

Кроме того, отсутствует безусловно-рефлекторная деятельность. Возможно сохранение деятельности жизненно важных центров — сосудодвигательного и дыхательного, но при неблагоприятном развитии обстоятельств и их функционирование нарушается после чего следует смерть.

Количественные расстройства сознания встречаются при тяжелых соматических заболеваниях, интоксикациях, черепно-мозговых травмах, острой неврологической патологии инсульты головного мозга и др. К качественным расстройствам относятся непароксизмально возникающие помрачения сознания онейроид, делирий, аменция и пароксизмально возникающие помрачения сознания сумеречные состояния, особые состояния — аура сознания.

Онейроид сновидное, грезоподобное помрачение — характеризуетсянаплывомне произвольныхфантастически х псевдогаллюцинаций на фоне полной алло — и аутопсихической дезориентировки или с сохранением формальной ориентировки. Больной чувствует себя непосредственным участником фантастических переживаний в отличие от делирия, где больной — заинтересованный зритель.

Отсутствует связь между переживаниями и внешним поведением пациента, контакт с больным резко ограничен или невозможен. Продолжительность — недели, месяцы. По выходу из состояния — амнезия событий, происходящих в реальной действительности с сохранением воспоминаний о переживаниях. Одинока, ни с кем не общается. Целыми днями сидит в углу, ни к чему не проявляет интерес, выражение лица отсутствующее, взгляд устремлен в одну точку.

Временами начинает смеяться без повода. На короткое время пробуждается как от сна, дает несколько односложных ответов. Удается выяснить, что больная не знает, где находится, потеряла счет времени.

В последствии состояние улучшилось. Рассказала, что все это время жила в сказочном мире. Казалось, что находится на берегу моря. Лезла на высокую гору. Вокруг домики, похожие на китайские фанзы, люди, говорящие на китайском языке.

Далее шла по лесу, видела перед собой трубу из человеческих голов. Труба превращается в змею, у нее загораются два ярких глаза. Делирий галлюцинаторное помрачение сознания — характеризуется ложнойориентировкойвокруж ающем, возникновением различных нарушений восприятия иллюзиями, галлюцинациями , в основном зрительными на фоне аллопсихической дезориентировки с сохранением аутопсихической ориентировки, эмоционального напряжения, характер которого связан с нарушениями восприятия, психомоторного возбуждения.

На высоте состояния возможно присоединения слуховых и тактильных галлюцинаций. Симптоматика усиливается к вечеру и ночью. Продолжительность — дней. Выход критический — через продолжительный сон или литический — через последовательную смену стадий в обратном порядке.

По выходу из состояния — частичная или полная амнезия на реальные события с сохранением памяти на болезненные переживания.

Формы делирия — мусситирующий бормочущий , профессиональный. Казалось, что его комната наполнена народом, какие-то люди из-за стены кричат, угрожают убить.

Ночью не спал, видел, как из-под кровати ползет чудовище с рогами, по комнате бегают мыши, полусобаки-полукошки. В чрезвычайном страхе выбежал из дома и бросился в отделение милиции, был доставлен в психиатрический стационар. В отделении возбужден, особенно в вечернее время, рвется к дверям, к окнам. При беседе внимание на теме разговора сосредотачивает с трудом, дрожит, с тревогой осматривается по сторонам.

Встречается в постинтоксикационном периоде при алкоголизме, интоксикациях психоактивными веществами, тяжелых инфекционных и соматических заболеваниях.

Аменция — наиболее глубокое помрачение сознания, характеризующееся бессвязностью мышления, отсутствием осмысления окружающего, распадом самосознания, тотальной дезориентировкой. Может сопровождаться возбуждением, носящим ограниченный характер в пределах постели.

Продолжительность — ,5 недели. По выходу тотальная амнезия на весь период помрачения сознания. Доставлена вскоре после родов. Выглядит бледной, истощенной, губы сухие, запекшиеся. Временами возбуждена, мечется, срывает с себя белье.

Выражение лица тревожное, растерянное. Из отдельных высказываний можно понять, что больная слышит голоса родственников, крики, плач детей. Настроение то угнетенное, то эйфорическое. Вместе с тем легко озлобляется. Возбуждение сменяется глубокой прострацией, умолкает, бессильно опускает голову, с тоской и растерянностью осматривается по сторонам. Не знает, где находится, не ориентируется во времени, не может дать данные о себе.

При кратковременной беседе быстро истощается и перестает отвечать на вопросы. Сумеречные состояния суженное сознание — внезапно возникающееивнезапнозакан чивающееся состояние, характеризующееся глубокой аллопсихической дезориентировкой, развитием галлюциноза, острого образного бреда, аффектом тоски, страха, неистовым возбуждением или внешне упорядоченным поведением. Состояние сопровождается аффектом тоски, злобы, экстаза.

Продолжительность от нескольких минут до нескольких дней. По выходу полная амнезия пережитого. Под влиянием бреда, галлюцинаций возможно совершение опасных деяний.

Пациент, 36 лет, милиционер. Всегда был исполнительным, трудолюбивым и дисциплинированным. Соседи видели, как он с пистолетом в руках, продолжая что-то кричать, бежал вдоль квартала. Был задержан в соседнем квартале, при этом оказал бурное сопротивление. Недалеко от него лежали трое раненых. Спустя примерно час очнулся в отделении милиции. Долго не мог поверить, что им совершено тяжелое преступление. Помнил, что был дома, но последующие события полностью выпали из памяти. Убедившись в реальности произошедшего, дал реакцию глубокого отчаяния, упрекал себя, пытался совершить суицид.

Варианты ауры по преобладанию ведущих симптомов: По выходу амнезия на реальные события с сохранением воспоминаний о психологических переживаниях. Группа острых кратковременных расстройств психической деятельности, различных по этиологии и сходных по клиническим проявлениям.

Сознание ограничено представлениями, связанными с травмирующими переживаниями. Мгновенно достигает кульминации аффект гнева, ярости. Сознание глубоко помрачено, полная дезориентировка. На высоте нарушения сознания возможно развитие функциональных галлюцинаций. Все это сопровождается двигательным возбуждением, бессмысленной агрессией.

Внезапное истощение сил, переходящее в глубокий сон. По пробуждении — амнезия. Представляет собой токсическое сумеречное состояние сознания. Не развивается у лиц злоупотребляющих алкоголем или болеющих алкоголизмом.

Обычно существует преморбидный фон — заболевание эпилепсией, перенесших черепно-мозговые травмы. Практически обязательными являются предшествующие состоянию переутомление, недоедание, астенизация. Патолгическое опьянение возникает вне зависимости от дозы выпитого алкоголя. Не сопровождается физическими признаками опьянения нарушение двигательной сферы , больной способен совершать тонкие движения. Опьянение не сопрофождается эйфорией, вместо этого развивается тревога, страх, гневливость, отрывочные бредовые идеи.

Поведение больного автоматично, немотивированно, нецеленаправленно, имеет хаотичный разрушающий характер. Заканчивается сном с последующей полной амнезией. Представляет собой состояние неполного пробуждения после глубокого сна, что сопровождается помрачением сознания и глубокой дезориентировкой с продолжающимися сновидениями яркого угрожающего характера, сочетающимися иллюзорными переживаниями и разрушительным двигательным возбуждением.

После периода возбуждения наступает пробуждение с реакцией удивления и рассеянности по поводу содеянного. По окончании возбуждения воспоминания не сохраняются.

Представляет собой патологическую реакцию в связи с затяжной психотравмирующей ситуацией и в результате разряда длительного и интенсивного аффективного напряжения, которое сопровождается тревожными опасениями, ожиданием непрятностей. Общественно опасное действие провоцируется мгновенно сложившейся, подчас случайной ситуацией.

Сознание расстроено, резко выраженные аффективные реакции гнева, ярости , импульсивные действия. По прошествии реакции — сон. Пароксизмальные расстройства сознания могут наблюдаться при эпилептической болезни, органических заболеваниях головного мозга. Болезнь Альцгеймера - первичное дегенеративное заболевание головного мозга, возникающее обычно после 50 лет и характеризующееся прогрессирующим снижением интеллекта, нарушением памяти и изменением личности.

Различают раннее до 65 лет - тип II и позднее после 65 лет - тип I начало заболевания. Диагноз устанавливают на основании клинической картины после исключения всех клинически сходных заболеваний. Диагноз подтверждают на аутопсии путём определения количества сенильных бляшек и нейрофибриллярных сплетений. Преобладающий пол - женский. Болезнь Альцгеймера можно рассматривать как семейство болезней, имеющих различную этиологию, но общий патогенез: При болезни Альцгеймера в ткани мозга образуются многочисленные бляшки - отложения Р-амилоидного белка, вызывающие дегенерацию нейронов и их отростков.

В состав амилоидной бляшки входят клетки микроглии и астроциты. Одновременно нарушается организация цитаскелета нейронов. В цитоплазме нейронов при болезни Альцгеймера выявлена модифицированная форма т-белка, формирующего волокна из пары спиральных нитей в составе плотных аномальных структур, нейрофибриллярных клубков. Эти патологические процессы приводят к нарушениям синаптической передачи, в особенности холинергической. Также выявляют зернисто-вакуолярную дегенерацию пирамидных клеток, эозинофильные внутриклеточные включения тельца Хирано , амилоидную ангиопатию.

На ранних стадиях болезни характерна фиксационная амнезия, в дальнейшем нарушается как кратковременная, так и долговременная память.

На ранних стадиях заболевания критическое отношение частично сохраняется, вследствие чего возможны развитие депрессии, суицидальные тенденции.

В инициальном периоде нередки затяжные и не поддающиеся терапии невротические состояния, затяжные депрессивные эпизоды, хронические параноидные состояния, в частности, с идеями ревности и ущерба, острые и преходящие психотические расстройства. Уже на этой стадии признаки атрофии можно отметить на компьютерной томографии КТ. Первичное когнитивное снижение субъективно отмечает и сам больной, пытаясь его компенсировать.

Ухудшается ориентировка в незнакомом месте. Возникают затруднения в счете, письме. В целом создается впечатление снижения успешности социального функционирования.

Главными симптомами первой — манифестной стадии являются прогрессирующее расстройство памяти и реакция личности на когнитивный дефицит в форме депрессии, раздражительности, импульсивности. В поведении отмечается регрессивность: В дальнейшем расстройства памяти перестают осознаваться.

Амнезия распространяется на привычные действия, пациенты забывают бриться, одеваться, умываться. Тем не менее последней нарушается профессиональная память. При беседе с пациентом заметны нарушения внимания, неустойчивая фиксация взгляда, стереотипные обирающие движения. Иногда заболевание манифестирует остро в виде амнестической дезориентировки. Уходя из дома, пациенты не могут его найти, забывают свою фамилию и имя, год рождения, не могут прогнозировать последствия своих поступков.

Период дезориентировки сменяется относительной сохранностью памяти. Острое манифестирование и приступообразное течение свидетельствует о присутствии сосудистого компонента. На второй стадии к амнестическим нарушениям присоединяются апраксия, акалькулия, аграфия, афазия, алексия.

Пациенты путают правую и левую сторону, не могут назвать части тела. Возникает ауто-агнозия, и они перестают узнавать себя в зеркале. Удивленно рассматривая себя, они прикасаются к лицу. Меняется почерк и характер росписи. Возможны эпилептические припадки и кратковременные эпизоды психозов. Присоединение соматической патологии, например, пневмонии, что может вызвать делирий. Нарастают мышечная ригидность, скованность, возможны паркинсонические проявления. Кровь развёрнутый клинический и биохимический анализы крови, содержание витамина В12 и фолиевой кислоты.

КТ, МРТ - атрофия коры, увеличение полостей желудочков. Определение повышенного содержания Р-амилоида в цере-броспинальной жидкости Чрезмерное расширение зрачков при введении мидриатиков.

Заболевания ЦНС церебральный атеросклероз, болезнь Паркинсона, болезнь Хантингтона, субдуральная гематома, нормотензивная гидроцефалия, опухоль мозга.

Следует применять минимальное количество лекарственных средств вследствие плохой переносимости. Длительность курсового лечения - не менее 2 мес. Нейролептики производные фенотиазина или бутирофено-на - при бредовых и галлюцинаторных расстройствах. Лечение начинают с минимальных доз, постепенно повышая до эффективных. Не следует назначать лекарственные средства с холиноблокирующей активностью например, ТАД, антигистаминные средства.

Аутизм — патологический синдром, проявляющийся в угасании или в различной степени выраженности отсутствии потребности в общении. Проявляется в нарушении законов речи, языка, невербального общения.

Уменьшается, а затем совсем исчезает инициатива общения. Пациент ведет себя пассивно, малоразговорчив, стремится к одиночеству, избеганию контактов с людьми, порой с чувством неприязни, ненависти, молчанию, при общении отвечает кратко формальное общение. Неактивное внешнее общение, холодность и отрешенность от внешнего мира, равнодушность скрывают за собой богатство внутреннего мира, погруженность в мир собственных фантазий.

Внутренние формы речи преобладают над внешними. Мышление становится аутистичным, которое характеризуется погруженностью в мир собственных фантазий, становится грезоподобным. Реальность в той или иной мере вытесняется, что приводит к снижению жизненной активности. Аутистические идеи не соответствуют реальности, а подвластны лишь желаниям и стремлениям пациента и находятся в противоречии с логикой, реальностью и между собой паралогичность мышления.

Характерно употребление в речи неологизмов — новых слов, понятий, смысл которых понятен только пациенту или наделение общеизвестных слов, понятий новым, не свойственным им, понятным только ему смыслом символизм. Данные расстройства законов языка сочетаются с разорванностью логической или грамматической речи, шизофазией.

Речь страновится монотонной, однообразной, бесстрастной. В результате этого нарушается вербальное общение, пациент становится неприспособленным, дезадаптированным. Проявляется гипо- амимией, угасает жестикуляция, движения становятся не синхронны походке, угловатые, нелепые. Пациент неряшлив, стереотипен в поведении, не индивидуалистичен, неловок. В течение нескольких лет находится в психиатрической больнице. Иногда играет в шахматы, но без интереса.

Неряшлив, умывается только по настоянию персонала. На свидания с матерью ходит неохотно. Читает только книги о птицах. Находясь на прогулке может часами наблюдать за ними. Зачем это ему нужно говорить отказывается. Ведет дневники, исписал множество толстых тетрадей. Страницы испещрены рисунками птиц. В жизни отделения не участвует, телевизор не смотрит, газет не читает, в бытовых вопросах стоимость продуктов, цен на другие товары, в политических вопросах не ориентируется.

На вопросы отвечает неохотно, односложно, смотрит при этом в сторону. Стремления к выписке не обнаруживает. Схизис расщепление — одновременное существование двух или более взаимно исключающих мыслей, эмоций, чувств, волевых актов.

Таким образом, проявления схизиса могут проявляться практически во всех психических сферах. Существуют следующие фомы расщепления личности.

В соматопсихической сфере — ощущение разделения тела на отдельные части. В аллопсихической сфере расщепление переживается как разделение внешнего мира на два антагонистических, враждебных половины. Расщепление может происходить между функциональными структурами внутреннего мира. В сфере восприятия расщепление проявляется утратой способности формировать целостный образ объекта. При этом правильно воспринимаются отдельные детали предмета или его изображения, но отсутствует возможность связать их в единую структуру.

В эмоциональной сфере схизис проявляется эмоциональной амбивалентностью — реагирование на один раздражитель приятными и неприятными чувствами. В области интеллектуальной деятельности - интеллектуальной амбивалентностью одновременным возникновением и сосуществованием мыслей противоположного характера. Классическим внешним проявлением схизиса является парамимия с разделением лица на две половины горизонтально или вертикально.

При этом одна из них отображает одну эмоцию, а другая противоположную например, радость и печаль. Психопатологические проявления шизофрении отличаются большим многообразием. По своим особенностям они подразделяются на негативные и продуктивные. Негативные отражают извращение функций, продуктивные представляют собой выявление особой психопатологической симптоматики: Их состояние и представленность в психическом состоянии больного зависят от прогредиентности и формы заболевания. Для шизофрении, как отмечалось, наиболее значимыми являются своеобразные расстройства, характеризующие изменения личности больного.

Выраженность этих изменений отражает злокачественность болезненного процесса. Эти изменения касаются всех психических свойств личности.

Однако наиболее типичными являются интеллектуальные и эмоциональные. Интеллектуальные расстройства проявляются в различных вариантах нарушения мышления: Для шизофрении характерно также символическое мышление, когда больной отдельные предметы, явления объясняет по своему, только для него значимому смыслу.

Например, косточку от вишни он расценивает как свое одиночество, а непогашенный окурок - как догорающую жизнь. В связи с нарушением внутреннего торможения у больного возникает склеивание агглютинация понятий. Он теряет способность отграничивать одно понятие от другого. В словах, предложениях больной улавливает особый смысл, в речи появляются новые слова - неологизмы.

Мышление нередко бывает расплывчатым, в высказываниях происходит как бы соскальзывание с одной темы на другую без видимой логической связи. Логическая непоследованность в высказываниях у ряда больных с далеко зашедшими болезненными изменениями приобретает характер речевой разорванности мышления в виде "словесной окрошки" шизофазия.

Это происходит в результате утраты единства психической деятельности. Эмоциональные нарушения начинаются с утраты моральноэтических свойств, чувства привязанности и сострадания к близким, а иногда это сопровождается неприязнью и злобностью.

Снижается, а со временем и пропадает полностью интерес к любимому делу. Расстройства мышления при шизофрении делятся по нарушению связи и порядка в мыслительном процессе, по его темпу и по содержанию.

Блейлер характеризовал шизофреническое мышление как аутистическое, то есть оторванное от реальности. Говоря о диссоциации мышления при шизофрении, он объяснял это явление разрыхлением ассоциативных связей, тем, что болезнь прерывает в неравномерной степени то несколько, то большую часть нитей, ведущих наши мысли, из-за чего высказывания приобретают странный и часто нелогичный характер.

Темп мышления при шизофрении не просто ускорен, либо замедлен - обычно больные испытывают неуправляемый поток мыслей или его внезапные перерывы, или два параллельно текущих потока мыслей. При этом содержание мысли разрывается. Шизофреническая разорванность мышления начинается от нерезких нарушений конкретизации понятий, когда еще нет настоящей разорванности, а разрыв между двумя-тремя предложениями выявляется не сразу.

Наблюдается лишь "бестолковость" с неясными формулировками, отсутствием целенаправленности, влекущая за собой наплыв в сознании разнородных побочных случайных представлений. Речь становится недостаточно конкретной, излишне витиеватой, больные склонны чаще, чем прежде, и не по назначению пользоваться абстрактными выражениями, "пускаться" в пространное пустое бесплодное рассуждательство на отвлеченные, например философские, темы резонерство.

Высказывания такого типа характеризуются не только утратой конкретности, крайней обобщенностью речи, но и тем, что больной в конце концов теряет первоначальную тему. При косвенном или сложно спрятанном подтексте, замещении либо подмене одних понятий другими говорят о символическом мышлении, которое в сочетании с резонерством ведет многих больных шизофренией к созданию новых выражений и неупотребляемых в разговорной речи слов и словосочетаний неологизмов , а также к формированию бредовых высказываний Больные становятся не ряшливыми, не соблюдают элементарного гигиенического ухода за собой.

Существенным признаком заболевания являются также и особенности поведения больных. Ранним признаком его могут быть появление аутизма: Больной уходит в себя, в мир собственных болезненных переживаний. Мышление больного при этом основывается на извращенном отражении в сознании окружающей действительности.

Во время беседы с больным шизофренией, при анализе их писем, сочинений можно в ряде случаев выявить у них склонность к резонерствующим рассуждениям. Резонерство пустое мудрствование, например, бесплотные рассуждения больного о конструкции кабинетного стола, о целесообразности четырех ножек у стульев и т.

Это встречается довольно часто в клинике шизофрении. Эмоционально - волевое оскудение развивается через определенное время после начала процесса и бывает четко выражено при обострении болезненных симптомов. Вначале заболевание может носить характер диссоциации чувственной сферы больного.

Он может смеяться при печальных событиях и плакать при радостных. Такое состояние сменяется эмоциональной тупостью, аффективным безразличием ко всему окружающему и особенно эмоциональной холодностью к близким и родственникам. Эмоционально - волевое оскудение сопровождается безволием - абулией. Больных ничто не волнует, не интересует, у них отсутствует реальные планы на будущее или же они говорят о них крайне неохотно, односложно, не обнаруживая стремления осуществить их.

События окружающей действительности почти не привлекают их внимания. Они целыми днями безучастно лежат в постели, ничем не интересуются, ничем не занимаются. Двигательно-волевые нарушения многообразны по своим проявлениям. Они обнаруживаются в виде расстройства произвольной деятельности и в форме патологии более сложных волевых актов.

Одним из ярких видов нарушения произвольной деятельности является кататонический синдром. Он включает в себя состояния кататонического ступора и возбуждения. Сам по себе кататонический ступор может быть двух видов: При люцидном ступоре у больного сохранена элементарная ориентировка в окружающем и его оценка, в то время как при онейроидном сознание больного изменено.

Больные с люцидным ступором после выхода из этого состояния помнят и рассказывают о событиях, происходивших в тот период вокруг них. Больные с онейроидными состояниями сообщают о фантастических видениях и переживаниях, во власти которых они находились в период ступорозного состояния. Кататоническое возбуждение бессмысленное, нецеленаправленное, иногда принимающее характер моторного. Движения больного однообразны стереотипия и по сути являются подкорковыми гиперкинезами;возможны агрессивность, импульсивные действия,негативизм; выражение лица часто не соответствует позе могут наблюдаться мимические асимметрии.

В тяжелых случаях речь отсутствует, возбуждение немое или больной рычит, мычит, выкрикивает отдельные слова, слоги, произносит гласные. У некоторых больных обнаруживается неудержимое стремление говорить. При этом речь вычурная, высокопарная, отмечаются повторения одних и тех же слов персеверация , разорванность, бессмысленное нанизывание одного слова на другое вербигерация.

Возможны переходы из кататонического возбуждения в ступорозное состояние и наоборот. Гебефренический синдром близок к кататоническому и по происхождению, и по проявлениям. Характеризуется возбуждением с манерностью, вычурностью движений и речи, дурашливостью. Веселье, кривляние и шутки не заражают окружающих. Больные дразнятся, гримасничают, коверкают слова и фразы, кувыркаются, танцуют, оголяются. Наблюдаются переходы между кататонией и гебефренией.

Более сложные волевые акты, волевые процессы также подвергаются различным нарушениям под влиянием болезни. Наиболее типичным является нарастание снижения волевой активности, которая завершается апатией и вялостью. Однако у от дельных больных может наблюдаться повышение активности, связанной с теми или иными болезненно обусловленными идеями и установками. Так, например, в связи с бредовыми идеями и установками больные способны преодолевать исключительные трудности, проявлять инициативу и настойчивость, выполнять большую работу.

Содержание болезненных переживаний бредовых идей у больных может быть различным. В месте с тем оно отражает дух времени, те или иные социально значимые явления. Со временем происходит видоизменение содержания психопатологических проявлений болезни. Если в прошлом в высказываниях больных часто фигурировали нечистая сила, религиозные мотивы, колдовство, то теперь новые достижения науки и техники.

У больных наблюдается выраженное снижение волевой активности целенаправленной деятельности , приводящее к полному безразличию апатии и вялости. Причем степень выраженности волевых расстройств, так же как и эмоциональных, коррелирует с тяжестью дефекта личности.

Так называемый,апато-абуличес кий синдром и составляет основу шизофренического дефекта. Шизофрения болезнь Блейлера , F 20 — эндогенно прогредиентное психическое заболевание, характеризующееся диссоциативностью психических функций, то есть утратой единства психических процессов с быстро или медленно развивающимися изменениями личности особого типа снижение энергетического потенциала, прогрессирующая интравертированность, эмоциональное оскудение и разнообразными продуктивными психопатологическими расстройствами Снежневский А.

Впервые шизофрения описана в году французским психиатром Б. Морелем, им же для ее описания введен термин demence precoce. В году немецкий психиатр Э. Крепелин для обозначения группы заболеваний, которые начинаются в подростковом возрасте ввел термин dementia praecox, а в году швейцарский психиатр Э.

Соотношение заболеваемости женщин и мужчин одинаково. Риск развития шизофрении возрастает при кровнородственных браках, при отягощенности болезнью в семьях у родственников первой степени родства мать, отец, братья, сестры.

Соотношение женщин и мужчин однинаково, хотя выявляемость болезни у мужчин выше. Рождаемость и смертность пациентов не отличается от среднепопуляционной. Наиболее высок риск развития болезни для возраста лет. Считается, что единого этиологического фактора шизофрении не существует. Наиболее распространена в настоящее время стресс — диатезная теория stress-diathesis , согласно которой по наследству передается некая особая биологическая предрасположенность к заболеванию, которое, в свою очередь, провоцируется стрессом.

В качестве стресса может выступать генетическая, биологическая, психосоциальная вредность. Наиболее признанной является генетическая природа шизофрении, которая обоснована в результате исследований риска развития болезни у моно- и дизиготных близнецов, у сибсов, родителей и детей, а также в результате изучения приемных детей от родителей, страдающих шизофренией.

Однако существуют одинаково убедительные данные о том, что шизофрения обусловлена одним геном моногенная теория с варьирующей экспрессивностью и неполной пенетрантностью, небольшим количеством генов олигогенная теория , множеством генов полигениая теория или множественным мутированием. Надежды возлагаются на исследования транслокаций в 5-й хромосоме и пседоаутосомной области X хромосомы.

Наибольшую популярность поэтому имеет гипотеза генетической неоднородности шизофрении, в которой, среди прочих, могут быть также варианты, сцепленные с полом. Вероятно, пациенты с шизофренией обладают рядом преимуществ в отборе, в частности, они более устойчивы к болевому, температурному и гистаминовому шоку, а также к радиационному излучению.

Кроме того, средний интеллект здоровых детей у больных шизофренией родителей выше, чем популяционный для аналогичных возрастов. Вероятно, в основе шизофрении лежит шизотип — носитель маркеров шизотаксии, который, будучи нейтральным интегративным дефектом, проявляется под воздействием факторов среды как процесс.

Одним из маркеров шизотаксии является нарушение медленных движений глаз при наблюдении маятника, а также особые формы вызванных потенциалов головного мозга. Конституциональные факторы принимают участие в формировании степени выраженности и реактивности процесса. Так, у женщин и мужчин-гинекоморфов шизофрения протекает более благоприятно и с тенденцией к периодичности, в возрасте после 40 лет течение болезни также более благоприятно.

У мужчин астенической конституциии заболевание протекает чаще непрерывно, а у женщин пикнической конституции чаще периодически. Однако сама конституция не определяет подверженность болезни.

Морфологические дисплазии обычно свидетельствуют о возможной атипии процесса, и такие пациенты хуже поддаются лечению. Согласно нейрогенетическим теориям продуктивная симптоматика болезни обусловлена дисфункцией системы хвостатого ядра мозга, лимбической системы.

Обнаруживаются рассогласование в работе полушарий, дисфункция лобно-мозжечковых связей. На КТ можно обнаружить расширение передних и боковых рогов желудочковой системы.

При ядерных формах болезни на ЭЭГ снижен вольтаж с лобных отведений. Скорее исторический интерес имеют попытки связать шизофрению с инфекционной стрептококк, стафилококк, туберкулез, кишечная палочка и вирусной медленные инфекции патологией.

Однако у больных шизофренией существует отчетливое искажение в имунных ответах при развитии инфекционной патологии. Биохимические исследования связали шизофрению с избытком допамина. Блокирование допамина при продуктивной симптоматике нейролептиками способствует релаксации пациента.

Однако при дефекте отмечается дефицит не только допамина, но и других нейрогормонов норадреналина, серотонина , а при продуктивной симптоматике увеличивается не только количество допамина, но и холицистокинина, соматостатина, вазопрессина. Разнообразные изменения отмечаются в углеводном, белковом обменах, а также в обмене липопротеидов.

Косвенным свидетельством нарушений обмена при шизофрении являются присутствие специфического запаха при ядерных формах болезни, хондролизис разрушение и деформация при дефекте хрящей ушной раковины , более раннее половое созревание при быстром нарастании утраты либидо. Теории психологии объясняют развитие болезни с точки зрения оживления архаического палеолитического, мифопоэтического мышления, воздействия депривационной ситуации, селективно расщепленной информации, которая вызывает семантическую афазию.

Патопсихологи обнаруживают у пациентов. Психоаналитические теории объясняют заболевание событиями детства: Экологические теории объясняют факт преимущественного рождения больных шизофренией в холодное время года воздействием пренатального дефицита витаминов, мутагенного воздействия в период весеннего зачатия ребенка. Эволюционные теории рассматривают генез шизофрении в рамках эволюционного процесса либо как "плату" за увеличение среднего интеллекта популяции и технологический прогресс, либо как "скрытый потенциал" прогресса, который пока не обрел своей ниши.

Биологической моделью болезни считается реакция застывания — бегства. Пациенты, страдающие болезнью, имеют ряд селективных преимуществ, они более устойчивы к радиационному, болевому, температурному шоку.

Средний интеллект здоровых детей у родителей, страдающих шизофренией, выше. Для шизофрении в целом характерно фундаментальное расстройство мышления и восприятия, а так же неадекватный или сниженный аффект, то есть при данном заболевании поражаются те функции, которые позволяют человеку чувствовать себя как индивидуальность, обладающую неповторимостью и целенаправленностью. При этом, как правило, сохраняются ясное сознание и интеллектуальные способности, хотя с течением времени возможно появление когнитивных интеллектуальных нарушений.